Перейти к содержимому






- - - - -

Изменивший Игру. Как Чарли Скотт стал первопроходцем в Северной Каролине

Написано MyrOsLove, 07 Сентябрь 2018 · 197 Просмотров

Северная Каролина Тар Хилс
Изменивший Игру. Как Чарли Скотт стал первопроходцем в Северной Каролине Изображение

Данный материал - отрывок из книги Арта Чански "GAME CHANGERS: Dean Smith, Charlie Scott, and the Era That Transformed a Southern College Town", опубликованный на Sports Illustrated 25 ноября 2016 года. Примерно с этого дня я планировал этот перевод и всегда держал статью в закладках, но подходящей возможности опубликовать не было - до момента, когда Чарли Скотт вчера вечером официально стал членом Зала Славы баскетбола в Спрингфилде. Скотт стал одним из знаковых персонажей, менявших студенческий баскетбол в одном из самых баскетбольных - и расово дискриминирующих - штатов в Америке. В середине 60-х некоторые команды уже подводили в резерв афроамериканцев, играющих считанные минуты, но Дин Смит - тогда еще без своего будущего легендарного статуса - рискнул и сделал темнокожего парня лицом и лидером своей команды, зная что это не просто может сломать ему карьеру, но и жизнь самому игроку.

В данной главе автор рассказал, как именно проходил рекрутинг Скотта, каким образом он все же сделал свой выбор в пользу одного из двух претендующих на него университетов и включил воспоминания и цитаты самого Чарли Скотта, а также Дина Смита и некоторых других причастных к тем событиям личностей.

_________________________________
Чарли Скотт достиг ключевого события в своей жизни. В возрасте семнадцати лет, спустя два года после его самостоятельного переезда из Нью-Йорка в северокаролинскую школу, весь проделанный им тяжелый труд привел к моменту, который, в его представлении, должен был окончательно забрать его из улиц Гарлема: получению стипендии для учебы в крупном колледже. И все шло к тому, что "Дэвидсон" будет его выбором.

"Лэфти был первым, кто стал рекрутировать меня", - вспоминал Скотт Чарльза "Лэфти" Дриселла, наставника "Дэвидсон Уайлдкэтс". - "Если бы не было Лэфти, не было бы и Чарли Скотта". Как только выяснилось, что Дриселл вербовал темнокожего проспекта с достаточно высокими баллами для учебы в "Дэвидсоне", студенческая баскетбольная общественность (по крайней мере на Юге страны) быстро узнала про существование Чарльза Томаса Скотта.

Дин Смит услышал о Скотте от радио-комментатора Билла Кёрри во время возвращения автобусом в Чэпел-Хилл после поражения от "Вирджинии" со счетом 70:69, 15 января 1966 года. Смит, который столкнулся с некоторым давлением во время тогда еще своего пятого сезона в университете Северной Каролины, как раз проиграл команде, которая не вопринимала баскетбол всерьез: на тренерской скамейке "Кавальерс" находился человек, который весной по совместительству тренировал университетскую команду по лакроссу. Коуч сидел, задумчиво втупившись в свои заметки, как Кёрри приблизился к его сиденью: "Старик Лэфти заполучил темнокожего игрока на следующий сезон. В эти выходные у него запланирован визит в "Дюк". Смит отвлекся: "Если он посетит "Дюк", значит нет никакой гарантии в том, что он поступит в "Дэвидсон".

Кёрри сообщил, что Скотт разрывает всех соперников, играя в составе Института Лоренберга, чей руководитель и баскетбольный наставник Фрэнк МакДаффи несколько лет посещает матчи "Каролины" вместе с Харви Ридом, с которым Смит ранее консультировался по поводу афроамериканских игроков, которые могли бы ему подойти. В телефонном разговоре МакДаффи подтвердил тренеру, что Скотт планирует посетить "Дюк" и "Западную Вирджинию" и что тот не подписался еще ни с одним колледжем. Заодно пригласил Смита в Лоренберг для личного скаутинга Скотта, который в то время набирал около 30 очков и 12 передач в среднем за игру. Смит не хотел пропустить ни одной тренировки "Тар Хилс", но пообещал отправить одного из своих ассистентов. Лэрри Браун - сам будущий член Зала Славы - уже планировал лететь в Индиану, дабы посмотреть на Рика Маунта, который собирался стать первым школьным атлетом, который появился на обложке "Sports Illustrated", так что короткий путь в Лоренберг пришлось проделать другому помощнику тренера, Джону Лотцу. Когда на следующий день Браун позвонил в офис, трубку поднял Лотц, сходу заявивший: "Парень, которого я видел, лучше чем тот, на которого ты смотрел". Браун выразил свои сомнения, и, в поисках беспристрастного мнения, Смит отправил его лично посмотреть для сравнения еще и на Скотта.

Изображение
На фото: Дин Смит, Джон Лотц и Лэрри Браун

Через несколько дней, покидая тесный зал в Лоренберге, Браун не мог дождаться утра, чтобы сообщить боссу о том, что ему довелось увидеть. Он свернул на заправку, воспользовался платным телефоном и позвонил Дину Смиту прямо домой. "Коуч, я видел Рика Маунта на этой неделе и я видел Чарли Скотта этим вечером. Чарли лучше." Смит начал было слегка спорить, но Браун настаивал на своем, описывая молниеносную скорость Скотта и его характерные атлетические проходы, которые спустя время приведут в восторг болельщиков "Тар Хилс". "Он атлетичнее, потрясающе прыгуч и бросает с дистанции. Приезжайте сюда и посмотрите, насколько он быстрый".

На следующий день Смит и МакДаффи провели длительный телефонный разговор, в ходе которого тренер стал догадываться, почему МакДаффи хочет видеть своего последнего звездного воспитанника в крупнейшем университете штата. Фрэнк родился и вырос в Северной Каролине, помог немалому количеству своих выпускников добыть футбольные и баскетбольные стипендии и к тому же был заинтересован в том, чтобы они заканчивали колледжи и получали полное образование. МакДаффи рассказал, что Скотт мечтает стать юристом или врачом и пригласил Смита на матч их команды на той же неделе. Позже в автобиографии коуч напишет: "У меня всегда было правило: я должен лично увидеть игрока в деле перед тем, как предложу ему стипендию. Я поехал на игру и прихватил с собой друзей, которые могли бы помочь мне завербовать Чарльза на встрече с ним и семьей МакДаффи. Среди составивших мне компанию был Фрэнк Клингберг, профессор истории в университете, Таль Эллиотт, афроамериканский студент-медик, а также Дэн Поллитт, профессор права, считавшийся одним из советников тогдашнего президента США Линдона Джонсона".

Посмотрев игру, Смит согласился с Лотцом и Брауном по поводу атлетизма Скотта. Его природные данные вкупе с его академическими успехами делали Чарли идеальным кандидатом на статус первого темнокожего атлета-стипендиата в университете Северной Каролины. После матча Смит и Скотт впервые встретились. На ужине у МакДаффи Смит узнал, что Чарли изначально принял для себя решение пойти в "Дэвидсон", но позже отложил его и принялся рассматривать другие варианты. "Миссис МакДаффи, работающая деканом, рассказывала о его успеваемости, тогда как коуч МакДаффи говорил о баскетболе. И все равно, львиная доля из 90 минут пришлась на дискуссию про отношения черных с белыми в университете и городе Чэпел Хилл" - писал позже Смит.

Несмотря на то, что город был одним из первых (наряду с Шарлотт, Гринсбро и Уинстон-Сэйлемом), которые отменили сегрегацию в учебных заведениях, большие изменения в Чэпел Хилл прошли не так гладко, как можно было бы ожидать от либерального студенческого городка. Через пять лет, прошедших от процесса "Браун против Совета по образованию", в Чэпел Хилл сделали ровно столько же, сколько и большинство других городов Юга сделали для того, чтобы открыть свои школы для представителей других рас - ничего. Более того, в 1959 году в школах было даже меньше темнокожих студентов, чем двумя годами до этого, а афроамериканцы получали сотни отказов по всему штату в попытках поступить в считающиеся ранее "белыми" школы. Вдобавок, в 1957 году правительство штата приняло некие изменения ("План Пирсолла"), которые были призваны замедлить десегрегацию: в итоге если родители хотели перевести ребенка в учебное заведение противоположной расы, дирекция могла отклонить заявку как не имеющую на то достаточных оснований. Спустя четыре года, в 1961-м, наконец-то было разрешено отправлять первоклассников в школы противоположного цвета, после чего за двухлетний период 80 "черных" и 70 "белых" школ переступили расовый барьер и стали открытыми для всех. Средние и старшие школы, впрочем, оставались сегрегированными.

Местный бизнес также принимал новые законы в штыки. Популярный ресторанчик "The Pines" принял аж одного темнокожего посетителя за пять лет, которым стал студент теологии, пришедший поужинать с пастором Робертом Сэймуром и как раз таки Дином Смитом. Лишь после принятия "Акта о гражданских правах" президентом Линдоном Джонсоном в 1964 году, владелец ресторана согласился не нарушать закон и пообещал пускать в заведение всех желающих. В университете тогда было порядка полсотни афроамериканских студентов и в масштабных конфликтах вуз замешан не был. Мэр Чэпел-Хилл Сэнди МакКлемрок разгонял все комитеты, боровшиеся против сегрегации, а к новому учебному году с осени 1966 года открывались старшие классы для абсолютно всех учеников. Интересно, что именно в тот период Чарли Скотт должен был поступать в университет. И Дин Смит работал не покладая рук, чтобы этим университетом стала "Северная Каролина".

Весной того года все же казалось, что выбором Скотта станет "Дэвидсон". Однако, инцидент в небольшом кафе "Coffee Cup" заставил если не самого Чарли, то как минимум Фрэнка МакДаффи, засомневаться в этом решении. "В начале моего выпускного года мы посещали Шарлотт, и коуч МакДаффи сказал: "Пошли повидаем Лэфти", так как "Дэвидсон" находился лишь в 30 милях." - вспоминал Скотт. - "Мы зашли в баскетбольный офис, но Терри Холланд (ассистент тренера и будущий главный тренер "Вирджинии") сказал, что Лэфти пошел перекусить в тот ресторан и примет нас там. Когда мы пришли, Дриселл сидел за столиком и ел, пригласил нас сесть и заказать себе что-нибудь. Официантка приняла заказ, однако прошло пять или десять минут и к нам подошел владелец ресторана: "Извините, тренер, но мы не обслуживаем н*ггеров в этой части ресторана". Лэфти был очень сильно смущен, а семья МакДаффи тогда сильно разозлилась".

Естественно, ничего из этого не было известно Дину Смиту, когда он в очередной раз посещал Лоренберг. Напоследок в гостях у МакДаффи он спросил, мог бы Чарли посетит Чэпел Хилл во время традиционного праздничного уикенда в конце апреля, посмотреть на университет и заодно, как часть программы, посетить концерт "Temptations", Смоки Робинсона и "The Miracles". Скотт как раз заканчивал свое обучение в школе, которую привел к показателю в 23 победы и 3 поражения в сезоне, и собирался окончательно принять решение, поступать ему в "Дэвидсон" или другой университет из тех, что он уже посещал на этом месяце: УКЛА, "Вилланова", "Пердью", "Северная Каролина Стэйт", "Уэйк Форест". Фрэнк МакДаффи сказал Чарли, что тот не может подписываться с каким-либо университетом до тех пор, пока не совершит все запланированные им визиты - некоторые из которых были расписаны на период после его поездки в Чэпел Хилл. Тогда Скотт все равно был уверен, что пойдет в "Дэвидсон". "Если бы тогда меня спросили, какой тренер мне нравится больше всего, это с отрывом был Лэфти." - вспоминал он позже. - "Он был моим другом и делал все, что я хотел. А я был 17-летним пареньком, у которого никогда ничего не было. К тому же врач в Лоренберге, доктор Ричардсон, был выпускником "Дэвидсона". Однажды он дал мне проехаться на своей машине и я немного ее побил. Но он лишь сказал "Ничего страшного, не переживай об этом".

Несмотря на то, что он и видел, и чувствовал дискриминацию на себе, Чарли нравилась идея стать первым в истории темнокожим атлетом в одном из южных университетов. "Это был единственный раз в жизни, когда я чувствовал себя нужным. Это было увлечение. То, как вербовали меня "Дэвидсон" и "Северная Каролина" сильно отличалось от того, что делали УКЛА и "Пердью". Тем временем, Дин Смит получил угрозы от одного из доноров университетского стипендиального фонда для атлетов: если Смит возьмет в команду Скотта или другого афроамериканского игрока, это будет стоить университету одного миллиона долларов. Впрочем, связавшись с руководителем этой фундации, тренер быстро узнал, что данный "спонсор" никогда не жертвовал суммы больше 10 долларов в год.

В пятницу, 29 апреля 1966 года, МакДаффи привез Скотта в Чэпел-Хилл на его официальный визит в университет Северной Каролины. Он высадил Чарли прямо перед "Кармайкл Аудиториум" - ареной, в стенах которой "Тар Хилс" только что провели первый сезон. Парень зашел в баскетбольный офис, где его радостно встретила секретарша Бетси Террелл, которую Дин Смит называл "третьим ассистентом" за ее умение всегда разобраться в любой ситуации во время отсутствия тренеров. Она вручила ему два билета на концерт "Temptations". Учитывая расистский инцидент в заведении возле "Дэвидсона", начало этого уикенда выглядело намного иначе.

Утром субботы, Смит устроил для Скотта встречу со своим другом Крисом Фордхэмом, заместителем декана медицинского института. Скотт и Фордхэм провели несколько часов вместе, включая недолгое посещение реальной хирургической операции. После возвращения в офис, тренер спросил у Чарли то, что спрашивал почти всех своих потенциальных новобранцев: каким именем он хотел бы, чтобы его называли. Он ответил, что все знают его под именами "Чарли" или "Скотти", но ему хочется, чтобы его называли именем, данным при рождении - Чарльз. И с тех пор Дин Смит всегда обращался к нему именно так.

Изображение

После этого Скотт встретился с Диком Грабаром и Джо Брауном - двумя игроками университетской команды первокурсников (в те времена первокурсникам ще не разрешали играть за основную университетскую команду - прим.переводчика), которые играли бы с Чарли на момент его прихода. Грабар, который сам родом был из Нью-Йорка, привел несколько своих друзей из студенческого братства "Каппа Альфа" и позже вспоминал, что несмотря на то, что это братство было одним из самых "южных" в кампусе, все очень хорошо отнеслись к Скотту: "Они знали, что он был баскетбольной звездой, которую мы очень хотели заполучить, так что все очень хорошо провели время. Они хоть и были белыми южанами, но сильно болели за баскетбольную команду". Перед походом на концерт Смоки Робинсона, к компании присоединился Ларри Миллер - уже тогда он был звездным игроком "Северной Каролины". Вместе они пошли в один из самых дорогих ресторанов городка и заказали стейки. Лотц, поладивший с Чарли быстрее всех из тренерского штаба, разрешил Грабару идти куда угодно и заказывать всё что захочется. Потом на концерте и после него игроки и их потенциальный новичок провели больше времени в компании студентов и Чарли понравился всем. Годы спустя Скотт вспомнит, что время, проведенное с Грабаром, Брауном и Миллером было одним из ключевых факторов в его решении поступить в этот университет. "В других колледжах я встречался с игроками, с которыми никогда не сыграл бы в одной команде. К примеру, в "Дюке" я общался со Стивом Васендаком и Бобом Вергой, которые выпускались в следующем году. Тренер Смит сказал, что вот это те ребята, вместе с которыми я буду играть, и, как и всё остальное, что он делал, это было очень разумно". Удивило Чарли и приглашение Смита посетить с ним церковь в воскресное утро - такого никогда не предлагал ему ни один тренер. Там он тоже встретился с афроамериканским сообществом, а потом посетил любимый ресторан тренерского штаба и большинства игроков - "Rathskeller", большинство официантов которого были темнокожими. После ланча Скотт вышел на Фрэнклин-стрит (главную улицу городка) и решил немного пройтись в одиночку. Это прогулка была одной из самых важных в истории северокаролинского баскетбола. "Я хотел проверить, что будет, когда большинство людей не будет знать, кто я такой". - сказал позже Скотт. - "Я не чувствовал себя изгнанником, не чувствовал напряжения. Атмосфера была такой, что я не переживал, что никто не узнал бы во мне баскетболиста, и мне было комфортно".

На обратном пути в Лоренберг помощники Дина Смита - Лотц и Браун - задали Чарли прямой вопрос, пойдет ли он в "Каролину". В ответ Скотт сказал, что ему очень понравилось всё во время проведенного уикенда и он мог бы представить себя в майке "Тар Хилс", но сейчас это не имеет никакого значения, ведь Фрэнк МакДаффи не разрешал ему выбирать университет до того, как будут завершены все запланированные визиты. Тогда он думал, что на этом все закончится и в конечном итоге он все равно окажется в "Дэвидсоне".

На парковке в Лоренберге их встретил МакДаффи, и Браун с Лотцем сразу же накинулись с претензиями по поводу услышанного от Чарли в машине. Уже в 2014 году Скотт припоминал эту историю так: "Джон и Лэрри сказали коучу МакДаффи, что я не против пойти в "Каролину", но он не разрешает мне. Но тот лишь сказал "Нет, он может пойти туда". Я думал, он скажет якобы я не могу пока никуда подписаться. Оглядываясь назад, я понимаю, куда он хотел чтобы я поступал. И он всегда направлял меня в эту сторону".

"У моего отца был великий замысел." - вспоминал Бишоп МакДаффи, возглавивший "Лоренберг" после смерти отца в 1994 году. - "Он возглавлял баскетбольную команду, был директором, руководил школьным оркестром и хором. Он был таким себе человеком Ренессанса. Он знал, что для Чарли пойти в "Каролину" было бы важнее, чем в любой другой колледж этого штата. Он стал бы частью истории - как для "Северной Каролины", так и Лоренберга".

Изображение

После того как Браун и Лотц уехали, МакДаффи и Чарли провели остаток дня вместе, разбирая плюсы и минусы "Дэвидсона" и "Северной Каролины". Среди почти 90 разных университетов, выходивших к ним на контакт, по сути осталось только два реальных варианта. Скотт знал, что социальная жизнь в сугубо мужском "Дэвидсоне" была ограниченной и ему пришлось бы преодолевать 20 миль аж до Шарлотт, чтобы найти другое афроамериканское комьюнити. Тогда как на расстоянии лишь восьми миль от Чэпел Хилл находился университет "Северная Каролина Сентрал", который был основан как коледж для афроамериканцев. Также они обсудили обе баскетбольные команды и их потенциальное будущее. К вечеру, Чарли выбрал "Тар Хилс".
______________

Самым сложным шагом было рассказать все Дриселлу. Когда он все-таки позвонил, трубку подняла жена Дриселла, Джойс, которая сказала, что Лэфти улетел в Техас для рекрутинга и перезвонит ему позже. Скотт настолько боялся сообщить новость Дриселлу напрямую, что просто сказал: "Я люблю Лэфти больше всего, но Чэпел Хилл более подходящее место для моей учебы". И повесил трубку.

МакДаффи позвонил Дину Смиту, который вместе с двумя ассистентами прибыл в Лоренберг, чтобы услышать решение от игрока лично. Встреча прошла в его доме. После того, как Чарли отправился в общежитие, компания собралась за кухонным столом и историческим ужином, раздумывая о том, как они могут изменить студенческий баскетбол на Юге. Несмотря на то, что в нескольких командах конференции АСС уже были темнокожие игроки, а в конференции "Саутистерн" университет "Вандербилт" тоже подписал первого в их истории афроамериканца, никто из них не произвел такое влияние, как Чарли Скотт в Северной Каролине.

Официальное подписание произошло во вторник в офисе Фрэнка МакДаффи, так как Скотт хотел больше времени уделить Дриселлу, который прилетел и еще старался изменить его мнение. Это был один из тех моментов, которые определяли принципиальное соперничество между Дином Смитом и Чарльзом Дриселлом когда тот был сначала в "Дэвидсоне", а позже и в "Мэриленде". Скотт остался близок с Лэфти и навещал его каждый год после окончания университета. В один момент спустя годы, Дриселл достал коробку, в которой находились все письма, которые он получал от Чарли и продолжал хранить все это время. У Скотта, в свою очередь, оставались его письма.

Что касается "Северной Каролины", то Чарли сразу же сказал, что не хочет быть исключительно баскетболистом, а намерен принимать активное участие в студенческой жизни и деятельности. Он вспоминал всё, что видел в тот праздничный уикенд во время своего официального визита, заметил разношерстость студентов и, по его словам, толерантность, с которой воспринимаются разные социальные и культурные группы студентов возле кампуса. Дин Смит подтверждал, что спокойная "атмосфера вокруг негритянских студентов" была одной из главных причин, почему Скотт выбрал этот университет. Если судить в ретроспективе, это было в некоторой мере наивное решение для Чарли - и рискованное для Смита, который решил, что выбрал подходящего темнокожего парня, достаточно сильного и способного чтобы выдержать всё, что ожидало его впереди. Это был первый и единственный раз, когда тренер так подчеркивал подписание афроамериканского игрока, словно подавая сигнал для всех остальных, что университет готов принять любого, кто подходит по академическим и спортивным характеристикам: "Скотт был первым, кто подошел и по одним, и по вторым требованиям. Чарльз - отличный парень и первоклассный студент".

В том июне Дин Смит выступал на выпускной церемонии Чарли в Лоренберге, тогда как выпускник-отличник уже сделал первый шаг к своей мечте. Мечте, которую он, где-то на улицах Гарлема, раньше считал недосягаемой.

***
Близкий к теме материал: "Тренер жизни. Дин Смит".

  • 4



Спасибо за труды, интересно было почитать и окунуться в далекое прошлое)
    • 2

мало кому будет интересно кроме хардкорных фанатов, но я очень давно планировал такое написать и как раз попадание в зал славы выглядело отличной возможностью

    • 3
Да нет, для разнообразия, что то новенькое всегда любопытно и интересно)
    • 1

Очень интересная статья, еще на спортсе прочитал, и здесь плюсану!

    • 1

Очень интересная статья, еще на спортсе прочитал, и здесь плюсану!

Спасибо

    • 0

Trackbacks для записи [ Trackback URL ]

Для данной записи нет trackbacks.

пользователей просматривает

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных

Поиск по блогу

Ноябрь 2018

П В С Ч П С В
   1234
567891011
12 13 1415161718
19202122232425
2627282930  
Рейтинг@Mail.ru